Официальная хроника

Проблема захороненных радиоактивных отходов на берегу Москвы-реки известна давно, не менее полутора десятков лет. Публикации экологов и прочих специалистов, посвященные ядерному могильнику МЗП, выходили с начала двухтысячных. Не отрицали этого и представители атомной отрасли.

Например, в 2006 году главный инженер московского «Радона» Александр Баринов так высказывался по вопросу:

Загрязнение, оставшееся от этого завода, измеряется десятками тысяч тонн радиоактивного грунта! Склон Москвы-реки в Коломенском — до сих пор остается основным городским объектом. Радикально решить эту проблему, то есть провести полную дезактивацию с вывозом всех РАО, просто нереально — это очень дорого. Некоторая альтернатива — придать территории соответствующий статус и ввести ограничительный режим пользования. Но такое решение городские власти тоже пока не принимают.

В 2013-м, когда проект восьмиполосного «хайвея» находился еще на стадии обсуждения, замечания к нему вынесли представители МЗП.

В частности, пункт десятый гласил: «Проектом не предполагается возможное наличие на территории склона к курскому направлению РЖД от территории ОАО „МЗП“ загрязнений прошлых лет радиоактивными отходами (РАО), требующих утилизации и последующего захоронения».

Этот фрагмент очень важен и интересен, к нему мы вернемся чуть ниже.


 

 

Год спустя в ежегодном «Государственном докладе о состоянии санитарноэпидемиологического благополучия населения в городе Москве в 2014 году» на странице 39 был опубликован такой абзац:

Сохраняется длительно существующий участок радиационного загрязнения (УРЗ) на склоне Москвы-реки в районе завода „Полиметаллов“ в ЮАО. С учетом больших объемов радиоактивных отходов (по данным ФГУП „Радон“, объем не менее 60 тыс. т) и значительных затрат на их дезактивацию до настоящего времени не определен источник финансирования.

Эти же данные повторялись и в докладе 2017 года.

Проблемы с коммуникацией

Удивительно, но столичные чиновники ни сном ни духом не ведают обо всех этих замерах, проведенных специалистами МЧС и ФГУП «Радон», а также отчетах Роспотребнадзора и прочих официальных документах.

Например, 10 июля, после поднятой из-за хорды в СМИ шумихи, заммэра Москвы Марат Хуснуллин заявил журналистам РБК:

Я вообще в средствах массовой информации это услышал, я даже не знаю, откуда шум такой. Мне никто никогда не докладывал, что у нас там какая-то радиационная обстановка. Это полная ерунда.

По всей видимости, к ядерному могильнику в Сабурово московские власти относятся именно как к полной ерунде, и подтверждений тому немало.

Например, 17 июля в Госдуме проходил круглый стол, посвященный данной проблеме. Он собрал экспертов, общественников, муниципальных депутатов, экологов, МЧС прислало представителя. От мэрии в Госдуму не приехал никто.

По странному совпадению на следующий день отдельные телеканалы выпустили сюжеты, в которых люди, вовлеченные в проект строительства хорды, называли проблему значительно преувеличенной и даже надуманной. Такими материалами отметились ТВЦ, «Москва 24» и «Россия-1».

Многие факты в сюжете наших коллег из «Вестей» просто игнорируются. В частности, никак не поднимается вопрос об опасности попадания радиоактивной пыли в организм и вызываемого ею внутреннего излучения, игнорируются зафиксированный экспертами уровень гамма-излучения в 61,4 мкЗв/ч или возможность возникновения оползней на «проблемном» склоне и так далее.

«Есть акт, предоставленный „Радоном“ и МЧС, где сказано, что самый ближайший участок расположен в 50 метрах от железнодорожных путей. Уважаемые журналисты федерального телеканала, видимо, этого акта не видели, а уважаемые люди, которые их там водили, намеренно это скрыли. „Радон“ не мог этого не знать. Они справедливо сказали, что работы ведутся в совершенно другом месте, это правда, но то, что есть и другой участок, и он установлен, умолчали. „Вести“ это игнорируют, случайно или нет — я не знаю, могу лишь сказать, что они непрофессионально сработали», — комментирует эксперт программ «Против ядерных и радиационных угроз» и «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза (РСоЭС) Андрей Ожаровский.

«В сюжете замечательно сказано, что они меряют гамма-излучение, а там альфа-активные радионуклиды. Действительно, если стоять в двух шагах от ямки, где вскрыт могильник, можно ничего не зафиксировать. Почва экранирует и гамма-излучение, а альфа-излучение через нее вообще не проходит. Это такой элемент профессиональной дезинформации, атомщики пользуются тем, что обыватели не понимают разницы между альфа-, бета-, гамма-излучениями, манипулируют», — добавляет физик.

«Засветившись» в этих сюжетах, чиновники и представители строительных организаций, видимо, посчитали свою миссию выполненной. На митинге у платформы Москворечье никого из них не было. На вопросы местных жителей отвечать им некогда или не интересно.

Новый участок радиоактивного загрязнения

Впрочем, не стоит думать, что усилия общественников и журналистов оказались тщетными и ни к чему не привели. Если еще совсем недавно попасть в «столичную Припять» можно было беспрепятственно, сегодня для этого уже понадобится приложить некоторые усилия.

«Наконец появилось ограждение, правда немаркированное. Просто синий забор. Он установлен в двух местах: прямо около касс платформы Москворечье, таким образом он перекрывает доступ и ко второму склону вдоль железной дороги. Со стороны гаражей восстановили старый забор, который когда-то там был. Заварили несколько калиток между могильником и парком „Коломенское“», — рассказывает Андрей Ожаровский, успевший перед митингом в очередной раз осмотреть место планируемой стройки.

Эта общественная инспекция принесла неожиданные плоды.

Ранее все эксперты отмечали радиоактивные участки только на склоне, спускающемся к реке, на что и упирали защитники стройки, теперь же ситуация, похоже, меняется кардинально.

«На склоне вдоль железнодорожных путей был выявлен новый участок радиоактивного загрязнения, который нигде ни на каких картах не отмечен», — говорит Ожаровский.

Именно этот склон упоминается в замечаниях МЗП от 2013 года: «Проектом не предполагается возможное наличие на территории склона к курскому направлению РЖД от территории ОАО „МЗП“ загрязнений прошлых лет радиоактивными отходами (РАО), требующих утилизации и последующего захоронения».

Судя по показаниям радиометра, зафиксировавшего дозу излучения в 2 мкЗв/ч (200 микрорентген), опасения представителей МЗП оказались небеспочвенными.

«Этот участок совсем убивает проект в том виде, в котором он сейчас существует. Он расположен прямо между забором завода и платформой. Если раньше чиновники заявляли, что ближайший „фонящий“ участок — в 50 метрах от железной дороги, а они уложатся в 40, то в этом случае „аномальная зона“ находится прямо на месте проекта», — пояснил «Ридусу» Ожаровский.

Несмотря на молчаливую стратегию мэрии, он надеется, что чиновники все же прислушаются к голосу разума и не допустят строительства хорды без всех необходимых шагов по утилизации радиоактивных отходов. В строительстве забора физик видит первый к этому шаг.

Следующий пункт — маркировка, люди должны понимать, что там находится. Затем необходимо поставить охрану, поскольку пройти на территорию до сих пор проблем не составляет, одного забора мало. Третье — создание некоего ответственного органа за этот объект. Мое предложение — правительство Москвы должно создать городское или муниципальное предприятие под названием „Могильник радиационных отходов МЗП“, чтобы было понятно, кто за все это отвечает. Я очень надеюсь, что власти начнут вести нормальный диалог,— заявляет эксперт.

Этот гипотетический диалог — единственная надежда и для местных жителей. Если внятной программы по утилизации радиоактивных отходов так и не будет представлено, советы по герметизации окон станут для них весьма актуальными. Столичной мэрии же при таком развитии ситуации стоит сменить герб с Георгием Победоносцем на огромный радиоактивный болт, лежащий на мнении экспертов и здоровье москвичей.

Подробнее: https://www.ridus.ru/news/303714?fbclid=IwAR2ObFQ4y7G-K9g3QuZaRT4l_pLoEgYNDqHPrSlWwxurntEk2IzBnTxXDSk

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить